Испытания, бремя которых мы несем с собой  

    Илайша Рэнсом

    woman_head_thinking

    Вы когда-нибудь испытывали страх, не зная его причины? Например, вы чувствовали в глубине души, что что-то было совершенно не так, но понятия не имели в чем дело?

    Я – да. Сколько себя помню, я всегда испытывала это чувство. Во время учебы в начальной школе, я начинала очень нервничать, когда планировалось проведение учебной пожарной тревоги. Причина была не в звуке, на самом деле, все было в порядке, когда я не знала, что будет пожарная тревога. Я начинала беспокоиться, когда знала, что это произойдет. Это было нелогично, но зная о себе то, что знаю сейчас, мне понятно, что тогда, будучи первоклассницей, страдала от повышенной тревожности. Я притворялась будто плохо себя чувствую, чтобы мама забирала меня до начала учений. Когда я пыталась объяснить ей, что беспокоило меня в том, что будет учебная пожарная тревога, у меня не получалось. Я не могла передать свои чувства словами. Мне не удавалось описать царившую в моем разуме всепоглощающую панику от того, что должно произойти что-то ужасное.

    Но это касалось не только пожарных тревог. Я беспокоилась по любому поводу. Мне не было равных в том, чтобы все усложнять. Люди уговаривали меня перестать волноваться, но я не могла.

    В церкви руководитель молодежи сказал нам, что мы можем контролировать свои мысли. Хотя я слышала об этом и раньше, тогда я впервые осознала, что не могу контролировать свои тревожные мысли. Я чувствовала себя сломленной и мне было стыдно, потому что, как бы я ни старалась, меня затягивало в глубокие, темные водовороты мыслей. Я оказалась во власти какого-то злобного существа, которое поселилось в моей голове и управляло моими мыслями. Я понимала, что это ненормально, но не знала, что предпринять и потому ничего не делала.

    Во время учебы в старших классах школы я была совершенно зациклена на мыслях, связанных с чувством собственного достоинства, перфекционизмом и неуверенностью. Так жить было невозможно. Мне повезло, что меня окружали люди, которые помогали мне выбраться из темноты в самые сложные моменты.

    Во время служения на миссии чувство тревоги приходило и уходило, как ему вздумается. Бывали дни, когда меня затягивало в эту слишком знакомую пучину неуверенности в себе. Моя деятельность на миссии очень помогала легко игнорировать все, что происходило внутри меня. Вернувшись домой, я была в удручающем состоянии. Полагая, что причина кроется в проблемах с самооценкой, я ошибалась. Это был лишь симптом основной проблемы.

    Во время моего последнего года в университете я испытывала такое сильное чувство тревоги, как никогда раньше. В моем разуме постоянно было ощущение, словно кто-то сунул вилку в измельчитель мусора. Никуда нельзя было укрыться от постоянного шума и беспокойства в моей собственной голове. Однажды мне пришлось уйти с церковного собрания и отправиться домой. Не знаю почему, но я просто не могла там оставаться. Мне нужно было уйти. Казалось, что я не могу отключить свой мозг, как бы я ни старалась. Я начала делать то, что оказывало на меня разрушительное воздействие. Это были простые действия, но мне не нравилось направление, в котором эти привычки тянули меня. Я поговорила со своим епископом, и он предложил мне обратиться к психотерапевту, потому что ему было видно то, чего не могла видеть я сама: мне было важно взять ситуацию под контроль, но делала я это не так, как нужно.

    Я начала встречаться с психотерапевтом, и он помог мне справиться с моей тревогой. Больше всего на меня произвели впечатление его слова о том, что тревога относится к реакции «бей или беги», которая является важной частью человеческого существования, но, к сожалению, мой мозг не видел разницы между школьным экзаменом и медведем. Как оказалось, очень помогало говорить тому, кто пользуется моим доверием, следующее: «Я испытываю беспокойство, и это потому что…» Бо́льшую часть времени таким человеком, которому я доверяла, была моя мама. Поначалу мне было трудно рассказать ей о своей тревоге, потому что раньше, когда я рассказывала другим, что меня беспокоит, они говорили мне, чтобы я не волновалась так сильно. Но разум не давал тревоге уйти, а это обычно приводило к тому, что они расстраивались из-за меня. Тогда я думала: «Я не пытаюсь усложнять ситуацию. Мне тоже не хотелось бы делать то, что я делаю!» К счастью, мама меня никогда не игнорировала. Она была очень чуткой и рассказала о ее состоянии послеродовой тревожности. Благодаря этому я не так сильно испытывала чувство ущербности и одиночества.

    Состояние тревоги присуще моему разуму. Мною был пройден немалый путь, но у меня все еще бывают дни, когда я с трудом дышу и мой разум не успокаивается. Всего несколько недель назад я была в продуктовом магазине и почувствовала, что мне нужно либо сесть на пол и зарыдать, либо немедленно выйти на улицу. Возможно, в будущем у меня снова будут случаться панические атаки. Служа на миссии, я услышала выступление, и эти слова нашли отклик в моей душе: «Братья и сестры… признайте свои слабости и посмотрите им в лицо, но не опускайте из-за них руки, поскольку некоторые из них останутся вашими спутниками до конца земной жизни». В тот момент я осознала, что мои самые большие трудности – тревога, перфекционизм, неуверенность в себе – будут частью меня всю оставшуюся жизнь. Мне не удастся сбежать от них или спрятать их глубоко внутри себя. Я должна противостоять им, иначе они поглотят меня.

    Слишком часто мы сосредотачиваемся на преодолении испытаний, а не на том, что они могут остаться с нами. У нас будут периоды, которые необходимо пережить, и сопутствующие им сложности, но самые сильные испытания нашей жизни, скорее всего, продлятся до самого конца. Нам нужно научиться нести это бремя и жить с ним вместо того, чтобы мечтать когда-нибудь от него избавиться.

    В один из самых трудных моментов я прочитала выступление старейшины Джеффри Р. Холланда «Как сосуд разбитый». Я чувствовала себя абсолютно сломленной, но читая его я смогла обрести утешение необычным образом:

    «Стремясь к гармонии и некоему пониманию в этих трудных вопросах, очень важно помнить, что мы живем – и выбрали жить – в падшем мире, где для Небесных целей наше верное стремление к Божественности будет проверяться и испытываться снова и снова» (курсив автора).

    Мне напомнили, что я приняла решение жить в несовершенном мире и быть несовершенным человеком. Еще до того, как я пришла на Землю, я решила пройти испытание. В осознании того, что эта неизвестная, несовершенная жизнь была моим выбором, заключена особая сила. Старейшина Холланд продолжает:

    «Наибольшую уверенность в Божьем плане дает то, что нам был обещан Спаситель – Искупитель, Который посредством нашей в Него веры торжественно возвысит нас над этими проверками и испытаниями, даже если цена этого будет неизмеримой ни для Отца, Который отправил Его, ни для Сына, Который пришел. Только наша благодарность за эту Божественную любовь сделает наши меньшие страдания, во-первых, терпимыми, затем понятными и, в конце концов, искупительными».

    Мы здесь, на Земле, чтобы понять, как сильно нуждаемся в Искуплении Иисуса, чтобы противостоять тому, что пытается нас сломить.

    Хотя мы не знаем, каким было испытание Апостола Павла, мы знаем, что оно было постоянным. Так же как и я, Павел молился, чтобы Господь избавил его от этой проблемы, но когда Он этого не сделал, Павлу пришлось научиться справляться с ней. Он писал:

    «Дано мне жало в плоть…

    Трижды молил я Господа о том, чтобы удалил его от меня.

    Но Господь сказал мне: ‘довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи’. И потому я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова.


    «Посему я благодушествую в немощах, в обидах, в нуждах, в гонениях, в притеснениях за Христа, ибо, когда я немощен, тогда силен» .

    (2-е Коринфянам 12:7–10)

    Некоторые из наших испытаний никогда не оставят нас в этой жизни, и это нормально, потому что они могут сделать нас в большей степени похожими на нашего Спасителя. Научившись терпеливо справляться с ними и проявлять сострадание к себе и другим, мы можем стать гораздо лучше.

    Когда у меня действительно бывают трудные моменты, и я теряю терпение или не испытываю сострадания к себе, то стараюсь изо всех сил полагаться на Небесного Отца. Я часто нуждаюсь в понимании или подтверждении того, что чувствую. Не раз я задумывалась над этими словами Исаии: 


    «Стены твои всегда предо Мною» (Исаия 49:16).

    (Исаия 49:16).

    Небесный Отец знает о моих трудностях. Он видит, как мне тяжело от ощущения того, что мои мысли на самом деле не мои. Точно так же, как я знаю, что Он плакал вместе со мной, я знаю, что Он не оставлял меня в те моменты, когда я не могла дышать и была сильно напугана, сама не знаю почему. Я всегда надеялась, что смогу преодолеть чувство тревоги, но вместо этого Небесный Отец посылал мне покой во время глубочайших страданий.